Даже самый опытный и
Искусный врач не в состоянии
Избежать всех неприятностей
Во время и после операций.
(Н.И. Пирогов)

То, что медицина является на данный момент несовершенной, мы уже поняли из предыдущего раздела. Однако, кроме того, при всем несовершенстве самой медицины, как науки о лечении и излечении больного, мы, ко всему прочему, сталкиваемся еще и с врачебной ошибкой.

Существование врачебных ошибок волнует не только самих больных, что вполне объяснимо, но в том числе и самих врачей, всю медицинскую общественность, старающихся найти причины возникновения таких ошибок и пути к их предотвращению.
Необходимо вспомнить фундаментальное высказывание И.В. Давыдовского (1928): «Врачебная ошибка – добросовестное заблуждение врача, основанное на несовершенстве самой врачебной науки и ее методов или в результате атипичного течения заболевания или недостаточности подготовки врача, если при этом не обнаруживается элементов халатности, невнимательности или медицинского невежества».

Условно врачебные ошибки подразделяют на диагностические, лечебные, тактические и деонтологические.

Диагностические ошибки заключаются в том, что устанавливается неверно, неполно или несвоевременно основное заболевание (в случае летального исхода оно же – причина смерти) или опасное осложнение основного заболевания (в случае летального исхода – непосредственная причина смерти), диагноз формулируется не в соответствии с рубрикацией «Международной классификации болезней, травм и причин смерти».

Они могут быть обусловлены тяжестью состояния больного, необычным течением заболевания, отсутствием условий и времени для обследования, консультаций и динамического наблюдения.

Значительно более частыми причинами диагностических ошибок является неумение целенаправленно и полно собрать и правильно оценить доступную информацию о больном (жалобы, анамнез жизни и заболевания, данные физикального и обычного инструментального исследования).

По данным патологоанатомических исследований, в Санкт-Петербурге выявлено, что в стационарах инфаркт миокарда прижизненно не был диагностирован у 12% умерших, а на достационарном этапе – у 44%.

Лечебные ошибки заключаются в следующем:

  • • не назначаются лекарственные препараты и
  • лечебные манипуляции, которые показаны;
  • • показанные лекарственные средства или
  • лечебные манипуляции применяются неверно (несвоевременно, неправильно выбраны доза, способ, скорость, кратность введения либо техника исполнения);
  • • назначаются противопоказанные
  • лекарственные препараты или лечебные манипуляции;
  • • используются нерациональные сочетания
  • лекарственных средств или врачебных манипуляций.

Тактические ошибки при оказании медицинской помощи в основном связаны с ошибками определения преемственности лечения (несвоевременный или непрофильный перевод больного с места оказания помощи или при стационарном лечении).
Деонтологические ошибки заключаются в неумении врача найти контакт с больным, его родственниками и другими окружающими больного людьми, в недооценке опасности неосторожных замечаний, не использовании психотерапевтических приемов.
Коммент.: Медицинская деонтология занимается изучением этики поведения врача по отношению к своим пациентам и врачей между собой; вопросом, необходимо ли сообщать пациенту о том, что он неизлечимо болен, или нет, а также некоторыми другими проблемами.
Законодателем этических норм поведения врача по отношению к своим пациентам был Гиппократ.

Пожалуй, большинству людей Гиппократ известен как автор Клятвы Гиппократа, необходимой при получении права на профессию врача, - она считается эталоном этики поведения. Самая важная часть ее звучит так:
«Я направлю режим больных к их выгоде сообразно моим силам и моих разумениям, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.
Я не дам никому просимому у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу ни одной женщине инструмента для аборта.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного.
Что бы при лечении – а также и без лечения – я ни увидел или не услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.
Мне, нераздельно выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

С понятием врачебной ошибки лично я столкнулся достаточно рано. В 1975 году мне ошибочно диагностировали язву двенадцатиперстной кишки и направили меня на лечение в одну из самых приличных больниц г. Москвы.
Там целый месяц в соответствии с диагнозом, и видимо с давно уже отработанной методикой, мне делали уколы, давали всевозможные лекарства, делали необходимые процедуры.

Я придерживался постельного режима и питался в соответствии с требуемой довольно жесткой диетой. В конце месяца мне было сделано повторное рентгенологической исследование, которое показало, что никаких изменений в состоянии язвы в результате лечения не произошло.

Такой результат, безусловно, поставил лечащего врача в тупик, и для консультации был вызван специалист по рентгенологии, который и определил, что на рентгеновском снимке видна ни язва двенадцатиперстной кишки, а, насколько я тогда понял, следы рентгеновской тени.

Хочу заметить, что я постоянно занимался спортом, никогда не жаловался на сердце и на здоровье вообще, никогда не лежал в больницах и на начало лечения чувствовал себя совершенно здоровым
После «лечения» я чувствовал себя абсолютно разбитым, у меня была тахикардия, даже небольшое физическое напряжение вызывало у меня одышку и испарину. И мне потребовались не менее трех месяцев, чтобы вернуться в исходное здоровое состояние.

Второй случай произошел тоже лично со мной в 1996 году. В сильные морозы, выйдя из теплого помещения, я не стал надевать теплую обувь и сел в машину, чтобы ехать домой. Машина, безусловно, была холодной, и пока она прогрелась, и пока я доехал до дома, я довольно сильно промерз. Через небольшой отрезок времени я почувствовал боль в тазобедерном суставе, и вообще правая нога, как-то плохо стала слушаться.

Я пошел к знакомому врачу, и он, желая мне добра, прописал мне уколы и физиопроцедуры. Неделя такого лечения привела к тому, что я вообще не мог ступать на правую ногу (боль была невыносимой), и, конечно же, я снова пришел к своему врачу, который сказал мне следующее: «А что вы хотите миленький? У вас уже возраст, некоторые болезни мы не можем лечить, будете ходить с палочкой и постепенно привыкните».

Естественно такое «доброе» пожелание меня не обрадовало, и я попросил его еще хоть что-то придумать. Он нехотя повел меня к невропатологу, который прописал мне миолгин.

Я попил это лекарство неделю и забыл о том, что когда-то у меня болела правая нога, и до сих пор я бегаю и прыгаю без всяких проблем, и, конечно же, без палочки. Слава добрым докторам!

Безусловно, такой Хэппи Энд бывает не всегда и не со всеми.
Иногда врачебная ошибка обходится конкретному больному слишком дорого:

  • • недостаточное обследование больных и
  • невыполнение специальных диагностических исследований (больной поступает в приемное отделение с диагнозом «аппендицит», достаточных обследований крови и температуры тела не проводится, в тот же день больного отправляют домой; он поступает вновь через 10 часов с явлениями гангренозного аппендицита и перитонита – смерть на 7-е сутки);
  • • небрежный уход и наблюдение за детьми
  • (ребенку назначена тепловая процедура, врач включает прибор в сеть с напряжением 220 В, ребенок получает ожоги 3 степени 10% поверхности тела и умирает);
  • • недостаточная организация лечебного
  • процесса (больной шизофренией содержится в лечебном отделении общего типа без специального наблюдения, выбрасывается из окна 4-го этажа и погибает);
  • • небрежное применение лекарственных
  • веществ (больного «подключают» к баллону с «кислородом», в котором оказывается углекислота, исход – смерть);
  • • невежество (при огнестрельном сквозном
  • проникающем в брюшинную полость ранении живота хирург, не проводя лапаротомию, амбулаторно ушивает входное и выходное огнестрельные отверстия, смерть через 3 суток от калового перитонита).

Конечно, дорогой читатель, у Вас может возникнуть мнение, что врачебные ошибки связаны в основном с медицинским персоналом малой или средней квалификации.
К сожалению это не так, врачебные ошибки совершают врачи всех уровней квалификации, и одним из ярких примеров, подтверждающих это, является операция, которую делали Генеральному конструктору нашей космонавтики Королеву Сергею Павловичу два выдающихся хирурга: Петровский и Вишневский и, несмотря на это, они не смогли спасти ему жизнь.

Во истину был прав Н.И. Пирогов, который сказал: «Даже самый опытный и искусный врач не в состоянии избежать всех неприятностей во время и после операций».
Если после всех этих ужасов, о которых вы прочитали, вы не будете обегать десятой стороной лечебные заведения и не будете сторониться врачей, то это значит в вас генетически заложено такое уважение к медицине и к врачам, такое поклонение перед людьми в белых халатах, которое ничем не перебить и которое будет живо в вас и в ваших детях еще долгие и долгие века.
Митрополит Антоний Сурожский высказал о врачах и медицине довольно интересную мысль, с удовольствием ее процитирую: «В основе врачебного подхода сострадание…. Это человеческий подход, который может быть привнесен в любую отрасль человеческой деятельности; но медицины вовсе не существует вне сострадания, без сострадания».

Эти слова очень созвучны со словами Гиппократа произнесенные много веков назад: «…больной лишь тогда будет всецело доверять своему врачу, когда он или она почувствуют, что тот делает для них все возможное, почувствуют его душевное тепло и неподдельное сострадание».

Я думаю, что ожидание сострадания – именно та основная причина, по которой мы любим и уважаем врачей, из-за которой мы бежим к ним с любой болячкой и ждем от них если не помощи, то хотя бы сострадания.

Одна бабушка как-то сказала мне о визите к врачу: «Поможет или не поможет, кто же его знает, но поговорить-то с ним можно», именно такая психотерапия и нужна бывает большинству больных.

Если к больному отнестись с состраданием, по-человечески, то глядишь, и болезнь пройдет. Гиппократ верил в живительную силу положительных мыслей. «Некоторые пациенты, хоть и сознавшие, сколь бедственно их положение, исцелились благодаря тому, что просто верили в своего врача, были довольны его с ними обхождением», - писал он.

Началом всех начал в процессе лечения является диагностика. Ошибки в диагностике стоят нам очень дорого. Одной из причин этих ошибок являемся мы сами
Дело в том, что в зависимости от трансформации стресса, одна болезнь может за сутки превратиться в другую, а так как человек у врача каждый день не бывает и не ходит постоянно к одному и тому же, отсюда и путаница с диагнозами.

С другой стороны, пытаясь излечить себя сами, мы пьем сначала одни лекарства, после чего идем к врачу, и он назначает нам другие лекарства. Не добившись положительного результата, мы идем ко второму врачу и получаем следующий набор лекарств.
На этом фоне лекарственной атаки организм легко переходит от одного хронического обострения к другому: от гастрита к панкреатиту, далее к холециститу и т.д. и т.п.
В этой ситуации поставить точный диагноз и приступить к успешному лечению практически не возможно.

Выйти из этого положения может помочь только «Божья Роса». Для того чтобы отделить главное от второстепенного и определить основную причину заболевания необходимо перед визитом к врачу пройти месячный курс очистки организма водой «Божья Роса», приближая организм к метаболически чистому.

На этом ничем не замутненном фоне более ярко будут проявляться симптомы основного заболевания и врачу будет намного проще поставить правильный диагноз, намного легче будет избежать каких-либо диагностических ошибок.
Регулярное профилактическое употребление воды «Божья Роса» позволит Вам избежать диагностических ошибок, а вместе с этим не подвергать себя опасности и других врачебных ошибок.

Профилактика всегда была и будет основной гарантией Вашего здоровья, а вода «Божья Роса» - Королева профилактики.